Интервью с начальником Верхне-Волжской государственной инспекции пробирного надзора Алексеем Стецурой

02.04.2013

Еще год назад сроки проведения пробирных операций в Верхне-Волжской государственной инспекции пробирного надзора, достигавшие порой трех недель, были, как говориться притчей во языцех всего отечественного ювелирного сообщества. Сегодня положение изменилось кардинальным образом при том, что объемы ювелирной продукции, прошедшей через процедуру государственного опробования и клеймения, за год увеличились на 15 процентов.


- Как же вам удалось этого достичь? – спрашиваю я исполняющего обязанности начальника пробирной инспекции Алексея Стецуру.


- Руководство Российской государственной пробирной палаты целенаправленно работало над решением вопроса предоставления равных сроков проведения пробирных операций в рамках пяти дней для всех без исключения производителей независимо от объемов производимых изделий. Потребовался целый ряд визитов как из Москвы в Кострому, так и ответных. Состоялись встречи и совещания с участием руководителя Пробирной палаты России Александра Маркина, губернатора Костромской области Сергея Ситникова и производителей ювелирной промышленности нашего региона. В итоге Верхне-волжской инспекции были выделены дополнительные штаты и оборудование. Так, за минувший год – с марта 2012-го – наш штат увеличился почти на два десятка сотрудников и в настоящее время составляет 136 человек. Также был открыт производственный участок на территории крупнейшего предприятия региональной отрасли  - ювелирном заводе «Диамант», что позволило значительно снизить нагрузку на основное учреждение.


- Алексей Андреевич, а на этом производственном участке клеймится исключительно продукция «Диаманта»?


- Отнюдь нет, и это очень важный момент, который во избежание кривотолков мне хотелось бы подчеркнуть, - кроме «Диаманта» свою продукцию на данный участок сдают еще четыре субъекта – производителя ювелирных изделий. Причем в их числе есть как юридические лица, то есть организации, так и индивидуальные предприниматели. Шестнадцать пробиреров, которые там трудятся, с такой нагрузкой справляются. На участке установлено новое оборудование, в том числе установки лазерного нанесения оттисков. Опробование и клеймение проводятся в теже сроки, что и  у нас на Красно площади. На сегодняшний день они составляют три-четыре рабочих дня. Иногда, перед крупными выставками, длительность увеличивается до пяти дней.


- Ювелиры, конечно же, рады столь кратким срокам клеймения?


- Да знаете ли, отнюдь не все. Раньше ведь как было, и, кстати, не только в нашем регионе: некоторые производители по ряду причин сумели добиться для себя сроков опробования и клеймения в течение трех дней. Тем самым они получили значительное преимущество перед своими конкурентами, у которых на эту процедуру уходило до десяти, а то и более дней. А теперь, когда установилось всеобщее равенство, те, кто имел фору, конечно же, недовольны и хотят вернуть все на круги своя. Им, видимо, не дает покоя фраза из незабвенного романа Оруэлла: « все равны, но некоторые равнее». И сейчас из среды этих недовольных выдвигаются требования вплоть до передачи функции клеймения в частные руки, т.е. сделать бесконтрольной.


- А вы с таким положением вещей не согласны?


- Конечно же, нет. Очевидно, что покупатель и добросовестный производитель при таком подходе однозначно пострадают. В условиях цивилизованной рыночной экономики приоритет должен оставаться за честными и талантливыми, а не хитрыми и пронырливыми. Другое дело настоящие художники-ювелиры, мы называем их творческими работниками, - гордость нашего края. Вот для них, я думаю, было бы правильным создание определенных льготных условий, ну, например, внеочередная сдача и получение изделий. Я сам лично неоднократно подмечал, как такой мастер может продолжительное время сидеть в очереди, чтобы сдать или получить одно единственное уникальное изделие. Кстати, таких мастеров, сдающих нам свои шедевры более-менее регулярно, не больше десятка, и это на три области. Я полагаю, что никто не будет против, если эти люди будут пользоваться хоть каким-то преимуществом. Это то немногое, но важное, что можно было бы сделать для сохранения традиций русского ювелирного искусства в целом и уникального промысла Красноселья в частности.


- Искусство – это, безусловно, прекрасно, но драгоценные металлы во все времена так или иначе были тесно связаны с криминальной сферой …


- К сожалению, да. Особенно в последнее время, в условиях сложившейся правовой коллизии, когда Пробирную палату технически лишили права самостоятельного выхода на проверки, но она на сегодня единственное законное государственное ведомство, стоящее на защите интересов потребителя., добросовестного производителя и государства в сяере оборота драгоценных металлов, камней и изделий из них. Прокуратура и полиция по-прежнему проводят проверочные мероприятия субъектов отрасли с привлечением специалистов пробирного надзора, но решения по возбужденным административным делам имеет право выносить только инспекция. Соответственно, за экспертизой и заключением в отношении вызывающего подозрение оттиска клейма или наличия драгметалла в изделии органы правопорядка по-прежнему обращаются к нам. И в большинстве случаев подобные подозрения, увы, оправданы. Помимо того, только за дав последних месяца при сдаче изделий в инспекцию было выявлено пять случаев поддельных оттисков государственных клейм. То есть отдельные субъекты настолько неадекватны, что без зазрения совести приносят в инспекцию изделия, на которых уже проставлен фальшивый оттиск клейма. И, кстати, реальное содержание драгоценного металла в таких изделиях зачастую не совпадает с заявленным.


- Ну это уже чистый криминал. А вообще, насколько часто встречаются случаи непопадания в заявленную пробу?


- У нас формируется определенный реестр субъектов, предоставляющих изделия с фактическим содержанием драгметалла ниже заявленного. В нем имеются как индивидуальные предприниматели  с небольшим выпуском изделий, так и солидные предприятия с большими объемами. И пополняется этот реестр, к сожалению, практически через день-два. Разумеется, все штрафники у нас под особым контролем. И, приступая к опробованию партий изделий этих производителей, пробиреры проявляют достаточное пристрастие, ведь именно они – сотрудники инспекции – от имени государства отвечают перед покупателем за каждый проставленный ими оттиск государственного пробирного клейма. Ну а я как руководитель инспекции несу ответственность за все действия своих сотрудников.


- Давайте коснемся еще одного щекотливого момента – вступления в ВТО. Многие сичтают, что российский и, в частности, наш красносельский производитель не выдержит конкуренцию со странами Евросоюза, где, как правило, нет государственного клеймения. Как вы можете прокомментировать такую ситуацию?


- На самом деле подобные опасения, по моему мнению, становятся несколько преувеличенными. Давайте кратко разберем составляющие этого вопроса. Первое: действительно, в ряде европейских стран нет обязательного государственного клеймения, но это не означает, что там полная бесконтрольность и безответственность. Регулирующую и контролирующую функции у них выполняют отраслевые общественные институты. Они, кстати, так же требуют значительного финансирования, которое полностью лежит на плечах предпринимателей, и эти совокупные расходы несопоставимы с нашей госпошлиной, занимающей менее 1 % в себестоимости изделий! Второе: срок нахождения изделий инспекции 3-5 дней, что с учетом среднерыночного оборота ювелирного изделия в 5-7 месяцев является ничтожно малым. Третье: уровень оплаты труда в Европе опять же несопоставим с нашим. Да и не забывайте, из Европы изделия должны же добраться до российского покупателя, а это тоже значительные расходы. Вывод не в пользу евросоюзной продукции, по моему очевиден.


А что касается товарооборота украшений из драгметалла с Казахстаном в рамках Таможенного союза, то мне хотелось бы развеять сомнения относительно либерального контроля над пробой в это стране. С начала текущего года там организован специальный учет субъектов ювелирной отрасли. Все ювелирные изделия, импортируемые из стран, не входящих в Таможенный союз, подлежат обязательному опробованию и клеймению. На изделия же, ввозимые из стран Таможенного союза, в настоящий момент пока распространяется действие национального добровольного режима клеймения, который, по заявлению казахских коллег, как коллизия внутреннего законодательства Казахстана обязательно будет устранена  ближайшее время в связи с ратификацией Соглашения об особенностях совершения операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями на единой таможенной территории Таможенного союза, проект которого уже разработан экспертами трех стран. Соглашение предусматривает обязательный порядок клеймения во всех странах –участницах с взаимным признанием клейм. Но наличие коллизии уже сегодня нивелировано действующими Правилами внутренней торговли Казахстана, предусматривающими обязательное наличие клейм на изделиях из драгоценных металлов и драгоценных камней, за нарушение которых установлены достаточно весомые штрафы. Во избежание их все казахские производимые изделия в Пробирной палате Казахстана.


Вообще же, надо понимать, что российская система контроля над пробой в ювелирных изделиях среди международных специалистов считается одной из лучших в мире. Мы в своей стране уже много чего хорошего разрушили, так давайте же хранить то, что осталось.


Елена Полева


Источник: газета «Красное Приволжье»


Возврат к списку




Для участия в обсуждении авторизуйтесь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Курс ЦБ 

Драгоценные металлы (руб./грамм)