Блестящая инвестиция: драгоценные камни выросли в цене на 110% за 10 лет

11.10.2019

Це­ны на не­ко­то­рые цвет­ные ка­м­ни, в осо­бен­но­сти ру­би­ны, за по­след­ние 10 лет рос­ли быст­рее, чем на бе­лые бри­л­ли­ан­ты. Но имен­но бри­л­ли­ан­ты оста­ют­ся пред­по­чти­тель­ным объ­ек­том для ин­ве­сти­ций бла­го­да­ря сво­ей ли­к­вид­но­сти

Дра­го­цен­ные ка­м­ни вы­рос­ли в це­не бо­лее чем на 110% за 10 лет, сви­де­тель­ству­ют дан­ные ис­сле­до­ва­ния ме­ж­ду­на­род­ной кон­сал­тин­го­вой ко­м­па­нии Knight Frank, пре­до­став­лен­но­го Forbes. В част­но­сти, бри­л­ли­ан­ты за этот пе­ри­од по­до­ро­жа­ли на 113%, а цвет­ные дра­го­цен­ные ка­м­ни — на 112%.

Экс­пе­р­ты от­ме­ча­ют, что осо­бую по­пу­ляр­ность на­би­ра­ют цвет­ные ка­м­ни. «За по­след­нее де­ся­ти­ле­тие ми­ро­вые це­ны за ка­рат изу­мру­да или ру­би­на пре­вы­си­ли сто­и­мость ка­ра­та бес­цвет­ных бри­л­ли­ан­тов. Я не со­м­не­ва­юсь, что в ско­ром вре­ме­ни са­п­фи­ры та­к­же об­го­нят бри­л­ли­ан­ты в це­не», — ци­ти­ру­ет Knight Frank ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Gemfields Шо­на Ги­л­бер­т­со­на.

От­дель­но ана­ли­ти­ки сре­ди ка­м­ней вы­де­ля­ют ру­би­ны, ры­нок ко­то­рых ис­пы­тал один из са­мых рез­ких це­но­вых ска­ч­ков. Это под­твер­ж­да­ют и дан­ные аук­ци­о­нов: в 2015 го­ду 25,59-ка­рат­ный Sunrise Ruby был про­дан за $30 млн, став са­мым до­ро­гим ру­би­ном в ми­ре, а в 2016 го­ду был до­сти­г­нут ре­корд за ка­рат — $1,2 млн.

Цвет­ные ка­м­ни дей­стви­тель­но на­би­ра­ют все боль­шую по­пу­ляр­но­сть, под­твер­ж­да­ет ге­не­раль­ный ди­рек­тор ас­со­ци­а­ция «Гиль­дия юве­ли­ров Рос­сии» Эду­ард Ут­кин. «На са­мом де­ле воз­вра­ща­ет­ся гра­да­ция сто­и­мо­сти, ко­то­рая бы­ла в на­ча­ле по­за­про­ш­ло­го ве­ка. По­то­му что бри­л­ли­ант то­г­да сто­ял где-то на 3-4-м ме­сте по це­не», — по­яс­ня­ет он. По его сло­вам, эта си­ту­а­ция из­ме­ни­лась, по­то­му что в 20-м ве­ке юве­ли­р­ный дом De Beers ис­кус­ствен­но под­нял це­ны на при­род­ные ал­ма­зы. Сей­час же сно­ва воз­вра­ща­ет­ся ин­те­рес к изу­мру­дам, ру­би­нам, алек­сан­д­ри­там и да­же недра­го­цен­ным ка­м­ням вро­де бе­ри­л­ла, ак­ва­ма­ри­на, рас­су­ж­да­ет Ут­кин.

В Sotheby’s это под­твер­ж­да­ют. «Ес­ли еще не­сколь­ко лет на­зад на­и­боль­шим спро­сом поль­зо­ва­лись кру­п­ные бри­л­ли­ан­ты без­у­преч­ной чи­сто­ты, в на­сто­я­щее вре­мя мы на­б­лю­да­ем всплеск ин­те­ре­са к цвет­ным ка­м­ням и фан­та­зий­ным бри­л­ли­ан­там», — го­во­рит ге­не­раль­ный ди­рек­тор Sotheby’s в Рос­сии Ири­на Сте­па­но­ва. При этом в аук­ци­он­ном до­ме фи­к­си­ру­ют в це­лом рост ин­те­ре­са к юве­ли­р­ным укра­ше­ни­ям: в 2018 го­ду аук­ци­он­ный дом про­вел 30 юве­ли­р­ных аук­ци­о­нов, а за первую по­ло­ви­ну 2019 го­да — уже 27. Су­м­ма юве­ли­р­ных тор­гов Sotheby’s по ито­гам про­ш­ло­го го­да до­сти­г­ла $414 млн.

Про­дол­жат ли рас­ти це­ны на ка­м­ни? «Ал­маз­ная от­расль цик­ли­ч­на, и сей­час ин­ду­стрия пе­ре­жи­ва­ет не луч­шие вре­ме­на, стол­к­нув­шись с кри­зи­сом ли­к­вид­но­сти в Ин­дии, сни­же­ни­ем спро­са на юве­ли­р­ные из­де­лия и боль­ши­ми за­па­са­ми», — го­во­рит ана­ли­тик АТОН Ан­д­рей Ло­ба­зов. По его мне­нию, в дол­го­сроч­ной пе­р­с­пе­к­ти­ве у от­рас­ли оста­ет­ся ряд вы­зо­вов, та­ких как уде­шев­ле­ние про­из­вод­ства ис­кус­ствен­ных ал­ма­зов, за­мед­ле­ние ми­ро­вой эко­но­ми­ки и по­тен­ци­аль­ная ре­цес­сия (ко­г­да все пло­хо, лю­ди в по­след­нюю оче­редь ду­ма­ют о по­ку­п­ке пред­ме­тов рос­ко­ши), а та­к­же из­ме­не­ние по­тре­би­тель­ско­го по­ве­де­ния у мо­ло­де­жи.

За­ме­ще­ние при­род­ных ка­м­ней син­те­ти­че­ски­ми яв­ля­ет­ся глав­ной тен­ден­ци­ей на ры­н­ке, со­гла­сен Ут­кин. При­чи­на это­го — ис­кус­ствен­ные ка­м­ни де­ше­вы в про­из­вод­стве, при этом их за­ча­стую сло­ж­но от­ли­чить от на­сто­я­щих. При этом сто­и­мость про­из­вод­ства на­ту­раль­ных ка­м­ней лишь воз­рас­та­ет из-­за то­го, что ста­рые ме­сто­ро­ж­де­ния ис­чер­пы­ва­ют­ся, а но­вые тре­бу­ют се­рьез­ных ин­ве­сти­ций для раз­ра­бо­т­ки.

Од­на­ко тем, кто уже ин­ве­сти­ро­вал в на­ту­раль­ные ка­м­ни, из­бав­лять­ся от них не сто­ит. «Ко­г­да ры­нок пре­сы­ти­т­ся син­те­ти­кой, они сно­ва вы­рас­тут в це­не», — уве­рен Ут­кин.

У­прав­ля­ю­щий ди­рек­тор Arbat Capital Алек­сей Го­лу­бо­вич от­ме­ча­ет, что да­же ес­ли цвет­ные ка­м­ни и на­би­ра­ют по­пу­ляр­но­сть, имен­но тра­ди­ци­он­ные бес­цвет­ные бри­л­ли­ан­ты оста­ют­ся на­и­бо­лее ли­к­вид­ным ка­м­нем с точ­ки зре­ния ин­ве­сти­ций. Спрос на цвет­ные бри­л­ли­ан­ты или, на­при­мер, ру­би­ны, от­ча­сти опре­де­ля­ет­ся мо­дой и ред­ко­стью ка­че­ствен­ных и кру­п­ных дра­го­цен­ных ка­м­ней. Так бы­ло и 10 лет и 30 лет на­зад, ко­г­да це­ны са­мые ред­кие цвет­ные бри­л­ли­ан­ты пре­вы­ша­ли $1 млн за ка­рат, а са­мый до­ро­гой ру­бин мог сто­ить за ка­рат бо­лее $200 000.

Бо­лее стан­дар­т­ные ка­че­ствен­ный бри­л­ли­ан­ты кру­г­лой огран­ки раз­ме­ром 3 — 5 ка­рат по це­не в сред­нем око­ло $15-20 ты­сяч за ка­рат боль­ше под­хо­дят для ин­ве­сти­ций, так как спрос на них ста­биль­нее. Це­ны на них не па­да­ли в XXI ве­ке так, как на мел­кие ка­м­ни, и не ко­ле­ба­лись так, как на цвет­ные и на ка­м­ни дру­гой огран­ки.

«В опре­де­лен­ные пе­ри­о­ды лю­ди вкла­ды­ва­ют­ся в укра­ше­ния и дра­г­ме­тал­лы в усло­ви­ях не­ста­биль­но­сти и низ­кой до­ход­но­сти дру­гих ин­стру­мен­тов», го­во­рит он. Та­кие ин­ве­сти­ции рас­про­стра­не­ны на Во­сто­ке, что свя­за­но это с мень­шей уве­рен­но­стью ин­ве­сто­ров в на­де­ж­ность бан­ков и го­су­дар­ства, с на­ли­чи­ем тра­ди­ци­он­ной се­мьи, в ко­то­рой иму­ще­ство ча­ще пе­ре­да­ет­ся по на­след­ству без на­ло­гов и су­деб­ных спо­ров, а с та­к­же не­хват­кой иных на­де­ж­ных спо­со­бов ин­ве­сти­ро­ва­ния. «В дра­го­цен­но­сти и зо­ло­то ин­ве­сти­ру­ют, ес­ли вы­со­ки ри­с­ки вло­же­ний в ко­м­мер­че­скую не­дви­жи­мость или фи­нан­со­вые ин­стру­мен­ты, на­при­мер, ес­ли вы жи­ве­те в стра­нах юж­ной и юго-во­сточ­ной Азии, Бли­ж­не­го Во­сто­ка», го­во­рит Го­лу­бо­вич.

Тем, кто ре­шит ин­ве­сти­ро­вать в бри­л­ли­ан­ты, Го­лу­бо­вич со­ве­ту­ет вы­би­рать на­и­бо­лее стан­дар­т­ные ка­м­ни, вы­со­кой чи­сто­ты, ве­сом в не­сколь­ко ка­рат, с сер­ти­фи­ка­том GIA. И не в укра­ше­ни­ях и, не от до­ро­гих брен­дов, ко­то­рые не до­ба­вят вам це­ну при по­сле­ду­ю­щей про­да­же. Но та­кие ин­ве­сти­ции под­хо­дят тем, ко­му ну­ж­но ин­ве­сти­ро­вать боль­ше $1 млн., так как ну­ж­но учи­ты­вать за­тра­ты на хра­не­ние дра­го­цен­но­стей. При этом бри­л­ли­ан­ты дол­ж­ны за­ни­мать очень не­боль­шую до­лю ин­ве­сти­ци­он­но­го пор­т­фе­ля, т.к. их ли­к­вид­ность ни­же, чем у зо­ло­та и цен­ных бу­маг, а ко­мис­сии при про­да­же — вы­ше. Обы­ч­но, про­дол­жа­ет Го­лу­бо­вич, ка­м­ни при­дет­ся про­да­вать че­рез ди­ле­ров, услу­ги ко­то­рых обой­дут­ся до 10% сто­и­мо­сти ка­м­ня, а до­ро­гие укра­ше­ния — че­рез аук­ци­он­ные до­ма, услу­ги ко­то­рых до­ро­же — око­ло 20% от сто­и­мо­сти из­де­лия.

Источник: forbes.ru


Возврат к списку




Для участия в обсуждении авторизуйтесь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Курс ЦБ 

Драгоценные металлы (руб./грамм)